События
Об ИНС
Президент ИНС
Доклады и книги Статьи Контакты

Независимая газета: Россия не усвоила миграционных уроков Европы

Отодвинутая на задний план из-за событий в Украине проблема миграции по-прежнему представляет собой угрозу национальной безопасности, говорится в докладе Института национальной стратегии (ИСР) «Социальные риски иммиграции», предоставленном в распоряжение «НГ»

Отсутствие внятной государственной политики в этом вопросе, уверены авторы исследования, не только усугубляет ситуацию, но и меняет общественное мнение, усиливая нестабильность в обществе. А руководству страны следует готовиться к новой волне иммиграции и политического насилия со стороны приезжих.

В докладе, со ссылкой на соцопросы, отмечается: все больше работающих россиян выступают за ограничение въезда иностранцев в Россию и считают, что иммиграция приносит нашей стране намного больше вреда, нежели пользы. Среди россиян растут неприязненные чувства к иммигрантам. К примеру, шесть лет назад, по данным исследования, их приезд считали благом для российской экономики 17%, сейчас – почти втрое меньше (6%). С 29 до 36% выросло число россиян, обвиняющих иммигрантов в том, что они создают конкуренцию на рынке труда и «отнимают» работу у коренных жителей.

При этом аргументы в пользу привлечения граждан из-за рубежа «работают» все хуже, отмечается в докладе. Почти втрое (с 15 до 6%) уменьшилось число россиян, которые связывают с приездом иностранцев приток новых идей и развитие культуры. Раньше каждый десятый надеялся, что иммигранты помогут решить демографические проблемы, сейчас так полагают лишь 4%.

По данным Центра миграционных исследований, приведенным в докладе ИНС, более 20% мигрантов – выходцев из Средней Азии – не владеют русским языком, 50% не могут самостоятельно заполнить простую анкету. Основным источником миграции в РФ являются государства Средней Азии. Так, в 2012 году 47% трудовых патентов были приобретены гражданами Узбекистана, 22% – Таджикистана, около 9% – Киргизии, что в совокупности дает более двух третей миграционного притока. Безусловно, обладатели трудовых патентов – далеко не единственная категория мигрантов в России, но характерные для нее страновые пропорции вполне можно принять за ориентир.

Глава Института национальной стратегии Михаил Ремизов в беседе с «НГ» выделяет три характеристики современного миграционного притока в Россию, преобладающие с начала 2000-х. Первая из них – высокая культурная дистанция по отношению к принимающему обществу: едут в основном выходцы из мусульманских и аграрных регионов. Вторая тенденция: низкий уровень профессиональных и социальных компетенций приезжих. Третье важное обстоятельство – специфический половозрастной состав. 87% приезжих – мужчины, в основном молодые. Это значит, что в определенных регионах возникает искусственный демографический перекос, отмечает Ремизов: «Это ведет к резкому росту конфликтности в обществе. Это и бытовое насилие, и конфликты, приобретающие этнический оттенок, и политизированное насилие».

Высокая концентрация молодых мужчин в определенных регионах, и в первую очередь в столичном, в пограничье, в сырьевых провинциях, приводят в тому, что «колоссально возрастают риски социальной нестабильности и политического насилия. При этом, как ни парадоксально, эти риски тем больше, чем более защищены базовые права приезжих, подчеркивает Ремизов, – когда люди заняты проблемой выживания, тяжелой поденной работой, почвы для политического насилия не возникает: «Как только они приобретают минимум гражданских прав, внутреннее ощущение несправедливости у таких людей только возрастает. Возникает объективный конфликт между притязаниями приезжих и возможностями принимающей стороны».

Драматичность ситуации в том, что эту диспропорцию – половозрастную, культурную – невозможно исправить за счет улучшения правового положения иммигрантов. По мере получения ими все больших гражданских прав будет происходить эволюция требований и ожиданий, подчеркивает собеседник «НГ»: «Опыт Европы это демонстрирует с полной очевидностью. Там первые поколения мигрантов были гораздо лояльнее к властям, чем их дети и внуки. Это большая проблема, и мы не можем себе позволить закрывать на нее глаза». Возможность социального иждивения для иммигрантов оказывается серьезным недостатком западноевропейской модели с точки зрения не только бремени расходов, но и качества интеграции, говорится в докладе ИНС: «Так, лишенные социальных гарантий иммигранты в США, по опросам, демонстрируют существенно больший уровень социального оптимизма и лояльности принимающему обществу, чем получатели достаточно щедрых пособий в Германии».

Глава Левада-Центра Лев Гудков в беседе с «НГ» подтвердил правильность подсчетов ИСР и реальность угрозы со стороны иммигрантов. Он отметил, что последние события в Украине и присоединение Крыма отодвинули проблему миграции в общественном сознании на задний план, но она не исчезла и неизбежно усугубится, если государство не предпримет решительных мер по ее решению: «Украина вытеснила обычные проблемы из информационной картины дня, но и сегодня большинство россиян не считают, что мигранты, особенно в той форме, в которой они присутствуют в России, несут какие-то новые идеи и культурные достижения. Идет в основном приток малообразованного азиатского населения». По словам эксперта, если 10 лет назад в Россию приезжало много горожан, то сегодня это главным образом сельское население, которое слабо адаптируется и становится хорошей средой для распространения негативной информации о принимающей стороне.

Между тем государство современного типа, опирающееся на демократическую модель легитимности и верховенство права, отмечается в докладе, подразумевает высокий уровень культурной однородности общества. Авторы приводят слова Джона Стюарта Милля: «Если в народе нет чувства солидарности, если он говорит и пишет на различных языках, то не может существовать объединенного общественного мнения, необходимого для представительного правления».

Михаил Ремизов утверждает, что Россия должна готовиться к резкому увеличению миграции со стороны Средней Азии: «Во-первых, в эти регионы может перекинуться нестабильность Афганистана. Во-вторых, следует обратить внимание на возникновение в Ираке – как бы из ничего – целой исламистской армии, которая берет крупные города. В-третьих, есть фактор большого количества узбеков, таджиков, которые участвуют в вооруженных конфликтах Афганистана и Пакистана, проходят там вооруженную подготовку, в том числе с прицелом на постсоветскую Среднюю Азию. И есть фактор внутренних конфликтов в этом регионе между разными этническими группами и между государствами». В этой ситуации от России требуется очень глубокая продуманная стратегия, нацеленная на недопущение дестабилизации обстановки в Средней Азии, которая может привести к новой волне беженцев в Россию.

Михаил Ремизов не слишком доверяет официальным данным о преступности мигрантов: «Внутренняя статистика силовых ведомств для нас закрыта». Отмечая неблагополучие в этой сфере в столичном регионе, он говорит, что усиливается преступность мигрантов в сырьевых регионах – например, в Сургуте. Однако матрицей проблемы является в этом плане организованная преступность, подчеркивает эксперт: «Именно она обеспечивает легализацию мигрантов и коррумпирует бюрократию. Именно она обеспечивает занятость в теневом секторе российской экономики. Именно она контролирует ключевые промыслы, связанные с мигрантами – и прежде всего наркотрафик, маршруты из Афганистана». Российский наркорынок сегодня, говорит Ремизов, ссылающийся на западные исследования, крупнее европейского: «Это рынок, где наркосиндикаты и организованная преступность систематически создают спрос на свой товар. Поскольку в России не перекрыты каналы на границе, в том числе из-за отсутствия визового режима и пограничного контроля, этот спрос по определению будет увеличиваться».

31 июля 2014 года
http://www.ng.ru/politics/2014-07-31/1_migranty.html