События Об ИНС
Президент ИНС
Доклады и книги
Статьи
Контакты

Независимая газета: Рост без развития

Развитие Подмосковья – вопрос правильной формулы сочетания столичной и провинциальной жизни. Можно сочетать преимущества их обеих. Например, доступность культурной и деловой инфраструктуры большого города – с размеренной жизнью на лоне природы

Развитие Подмосковья – вопрос правильной формулы сочетания столичной и провинциальной жизни. Можно сочетать преимущества их обеих. Например, доступность культурной и деловой инфраструктуры большого города – с размеренной жизнью на лоне природы. Это то, что мы читаем в рекламе разнообразных девелоперских проектов. Но можно сочетать и их недостатки: спекулятивно взвинченные цены на жилье – с провинциальными зарплатами, стрессовую многолюдность и загроможденность пространства – с неспешным темпом работы коммунальных служб. И это то, что мы обычно видим на практике.

Разумеется, подмосковное отставание от задаваемых столицей социальных и потребительских стандартов гораздо ниже среднероссийского. Но здесь оно особенно болезненно, поскольку жители региона видят Москву естественным и зачастую единственным ориентиром развития.
Погоня Подмосковья за Москвой – занятие постоянное с тех пор, как Москва ввиду ее особого статуса была выделена в особый хозяйствующий субъект в 1931 году. Последняя по времени попытка догнать Москву по уровню экономического развития была предпринята совсем недавно – в докризисный период, когда Московская область пережила самый настоящий промышленный и строительный бум. Успешным этот период был скорее вследствие благоприятного стечения обстоятельств, чем продуманной политики властей. Но тем не менее в области возникла фактически новая экономика. Разрушенные еще в 90-е годы советские отрасли специализации региона: оборонно-промышленный комплекс, наукоемкое машиностроение, металлургия и текстильная промышленность – заместились новыми. В Подмосковье возникли мощная пищевая промышленность и строительный сектор, развитое складское и логистическое хозяйство. Новые отрасли стали работать на два крупнейших по численности населения региона страны, являющихся, по сути, одним гигантским потребительским рынком. Однако экономический рост не повлек за собой сопоставимого социального и инфраструктурного развития, пропорционального улучшения качества жизненной среды. И это прямое следствие нехватки той самой продуманной политики, которая только и может трансформировать экономический рост в нечто большее – комплексное развитие.

Нельзя не отметить, что ровно то же самое можно сказать и об общероссийском экономическом росте нулевых годов: он несомненно имел место, но столь же несомненно накладывался на кричащие структурные проблемы, зачастую не решая, а усугубляя их (рост неравенства, кризис системы образования, государственного управления и т.д.).

Как итог – в начале 2010-х годов Московская область представляет из себя довольно развитый в экономическом отношении регион с относительно невысоким уровнем социально-бытовых условий для жизни населения, запущенной социальной и материальной инфраструктурой, большим объемом накопленных диспропорций. Многие из них крайне болезненны – разрыв между застройкой и развитием коммуникаций, между растущей миграцией и возможностями социальной инфраструктуры. С этой точки зрения наиболее естественная повестка дня на ближайшее будущее – банальное выправление перекосов, которое может потребовать, впрочем, отнюдь не банальных усилий со стороны нового руководства области.

В начале года и.о. губернатора области Андрей Воробьев представил программу «Наше Подмосковье. Приоритеты развития». Диагностика ключевых проблем региона в ней проведена довольно точно.

Естественным, неизбежным приоритетом является улучшение социальной и транспортной инфраструктуры, а также сетей инженерно-технического обеспечения. По сравнению с большинством регионов страны социальная инфраструктура Московской области в целом на уровне. Но интенсивная и слабоконтролируемая застройка территорий приводит к локальным дефицитам инфраструктурных объектов. Это бич почти всего ближнего Подмосковья. Дополнительным вызовом для местной бюджетной системы являются проблемы с укомплектованием социальных объектов квалифицированными кадрами, которые предпочитают работу в Москве из-за более высокого уровня оплаты труда. Инженерная инфраструктура имеет высокий уровень износа, что грозит уже в ближайшем будущем большим количеством аварий. Вспомнить хотя бы, что в канун Нового 2011 года около 400 тыс. жителей Подмосковья остались на несколько дней без электричества в результате так называемого ледяного дождя, вскрывшего многочисленные проблемы подмосковного электросетевого хозяйства. Если с улучшением социальной и инженерно-технической инфраструктуры региональные власти теоретически могут справиться самостоятельно, то по некоторым важным для региона вопросам им все-таки придется выходить за поддержкой на федеральный уровень.

В Московской области по сей день очень запущен земельный вопрос. Многие эксперты называют его ключевым. Земля является одним из важнейших и ценнейших ресурсов Подмосковья, но на данный момент она приносит в консолидированный бюджет в виде земельного налога всего 15 млрд. руб. из 407 (план на 2013 год). Для того чтобы увеличить эту цифру в разы, необходимо «всего лишь» провести адекватный кадастровый учет и оценку всех подмосковных земель, несмотря на могущество их собственников, которые, конечно же, не захотят платить дополнительные миллиарды рублей в региональную казну. Некоторые шаги в данном направлении подмосковными властями уже предпринимаются, но им, по-видимому, все-таки будет необходима помощь федерального Центра в урегулировании спорных земельных вопросов с наиболее крупными и влиятельными частными землевладельцами.

Больший акцент новым властям необходимо сделать на решении миграционных проблем. Подмосковье даже в большей степени, чем Москва, является магнитом для иммигрантов из Средней Азии и кавказских регионов – как легальных, так и нелегальных. Их труд, дешевый для работодателя, оказывается крайне дорогим для общества. Это дополнительная нагрузка на социальную инфраструктуру, мощный криминогенный фактор, острый раздражитель для местного населения. Особенно для той его части, которая не может изолироваться от «приезжих» физически и социально (перевести ребенка в другую школу, перебраться в более благополучный район) и, как следствие, все больше ощущает себя замкнутой в гетто. Это структурная проблема, которая не лечится уроками толерантности и требует системных решений. Жесткий (в том числе визовый) контроль хотя бы внешней трудовой миграции мог бы охладить ситуацию. Но принятие подобных решений – всецело в зоне ответственности федеральных властей.

Сложность положения региональных руководителей в том, что они, с одной стороны, лишены реальных инструментов миграционной политики, а с другой – вынуждены нести ответственность за положение дел в этой сфере как перед населением, так и перед федеральным Центром (вспомним недавние инициативы президентского Совета по межнациональным отношениям касательно ответственности губернаторов за этнические конфликты). Тем не менее многое может быть сделано и на региональном уровне, начиная от контроля над работодателями (в смысле профилактики найма нелегалов) и заканчивая чрезвычайными мерами по подавлению организованной преступности, имеющей выраженную этническую окраску (наркооборот, угон автотранспорта и др.).

Еще одну проблему – посткризисного инвестиционного голода, который испытывает Московская область, на первый взгляд можно было бы решить и без захода на верхние этажи власти. Другие регионы ее как-то решают – та же Калужская область. Но проблема региона заключается уже не столько в количестве привлекаемых инвестиций, сколько в их качестве. Организовывать крупный автосборочный или металлургический завод – это не путь для Подмосковья. Развивать дальше сервисные сектора экономики – складскую и логистическую деятельность, оптовую и розничную торговлю, а также туризм, – безусловно, нужно, но этого недостаточно.

Важно попытаться найти для Московской области новые высокопроизводительные ниши в национальном, да и глобальном, разделении труда. Перспективными сферами приложения усилий видятся машиностроение, фармацевтика, новые технологии. Например – биотехнологии (вспомним уже созданный биотехнологический кластер в Пущино).

Благодаря сохранившемуся научному, а подчас и научно-производственному потенциалу особенно серьезные возможности для Подмосковья связаны с развитием предприятий оборонно-промышленного комплекса. Учитывая огромные средства, выделяемые государством на оборонный заказ и техническое перевооружение ОПК, этими возможностями было бы странно пренебрегать.

В области представлены все ведущие направления ОПК: космонавтика, атомная энергетика, авиация, машиностроение, судостроение, производство боеприпасов, спецхимия и спецметаллургия. Доля ОПК в научно-промышленном комплексе региона составляет почти 20%, в науке – 60%. На предприятиях ОПК работают более 130 тыс. человек. В целом ОПК в области демонстрирует хорошие показатели, но есть ряд общих проблем. Например, высокая стоимость земли в районах хорошей транспортной доступности значительно осложняет развитие бизнеса и его территориальное расширение. Учитывая сказанное, можно предположить, что оптимальным путем развития подмосковного ОПК является всемерное усиление именно его научной и конструкторской части. Развитие в этом направлении упирается в другой барьер – наличие серьезнейшей конкуренции за кадры со стороны экономики Москвы.

Выиграть эту конкуренцию чисто экономически (более высокой оплатой труда) вряд ли удастся. Другое дело – комплексные решения с точки зрения качества жизни. Утомленных столицей представителей интеллектуального класса вполне мог бы привлечь микроклимат технопарков, образовательных кампусов и, конечно, наукоградов, по числу которых Подмосковье – абсолютный рекордсмен. Наращивание этого потенциала могло бы стать одной из самых привлекательных сторон географического образа региона.

Но для этого необходимо и в самом деле перейти от экстенсивного роста, бессмысленного и беспощадного, как строительство микрорайонов «в чистом поле», к комплексному, планомерному развитию, ориентированному на два очевидных и взаимосвязанных приоритета: качество занятости населения и качество жизненной среды.   

4 апреля 2013 года